June 26th, 2014
02:39 PM ET

Nepal's Organ Trail: How traffickers steal kidneys

On the streets of Kathmandu, the sight of people begging for kidney treatment has become common.

The capital of Nepal is no different from many places in the world where aging populations, poor diets and no health insurance systems mean increased organ disease.

The organ in highest demand is the kidney and black market traffickers are meeting that demand.

CNN Freedom Project's new documentary investigates the appalling illegal trade in kidneys.

Read the full story, watch clips from the documentary and check out TV schedule times

soundoff (9 Responses)
  1. Сташка Гринич

    Штрафники -банки, которым США предложила по Закону уплатить штрафы, предвещают кризис на политической арене:Да, скорее всего. Речь шла о "политике невмешательства", о том еще, что деньги нужны для каждого государства. Так получается, что в банке, где я сегодня была, а это Беларусбанк, подойдя к окну можно видеть выписку из Закона Республики Беларусь – " За клевету и оскорбление" +видеонаблюдение – клиенты стараются быть вежливыми, работники баков также всегда очень корректны в обращении с каждым посетителем. В маштабе геополитики, как я знаю со слов Татьяны Северинец – Белорусская Христианско-Демократическая партия – Беларуси нельзя писать ничего плохого. Также о России и Украине. Гарантом Конституций являются – см. первую статью Конституции. Гарант Конституции в республике Белоруссии точно знает, что ему можно называть людей "деточка" – в связи с имиджем, разработанным для него. Но старому ученому или заслуженному военному, или бывшему десантнику , или афганцу, да многим – это слово не покажется корректным. Оппозицию в Белоруссии имеют честь называть – "отморозки". При этом Законов нет, потому что можно оскорблять любого в связи с известным "теклефонным правом", рядом мер правоохранительного порядка, как у гражданина Микульского, Статкевича и других граждан республики Белоруссия. Судя по прессе, такое же положение в других странах на бывшем постсоветском пространстве, скажем, старое время и новое смешалось вместе и дало свои плоды, как и существование Закона о невмешательстве, множество раз нарушаемого. Надправительственные органы существуют, но существует и импичмент. В Белоруссии он был во времена работы Депутатского Корпуса второго созыва. Все закончилось разгоном депутатов, а также разгон послов – вспомните "прогремевшие в прессе Лукишки". Когда банки получают санкции, это означает, что изменяется многое. И не может не изменится, потому что времена меняются в любой стране и меняются правители – кстати, народу известно сколько лет длится срок правления, избранного ими путем всенародного голосования человека. Если в эти времена происходят события, заключающие в себе, "горячую новость первых полос известнейших газет", тогда стоит задуматься. Но всем трудно без денег – это ясно!

    July 8, 2014 at 7:04 am | Reply
  2. Сташка Гринич

    Я написала когда-то рассказ Белая дама с Лепеля – он вошел в спервый сборник белорусской фантастики, был издан в литизданиях Белоруссии. Я писала его, используя материалы этноса – ученого-краеведа Яна Борщевского. У каждого народа есть этнос, это неотъемлемая часть его истории. Так пишутся все фантастические произведения: никаких открытий я там не сделала, но одним из последних моих конкурсов литературных в интернете был "Эксперимент-2008" на Самиздат. В этом рассказе также есть слово – Эскперимент. Грешно проводить эсперименты на людях. Я это узнала на собственной шкуре: не при написании рассказа, но все же прочитайте: БЕЛАЯ ДАМА С ЛЕПЕЛЯ

    Лаборатория выглядит почти как маленький актовый зал. Только атрибутика отсутствует. На потолке, на стенах, по углам – везде табло, экраны, индикаторы. Лаборатория не имеет делового облика – у нее претензия пышной новогодней елки. Тут собираются любители создать виртуальную реальность: торчать перед громадным монитором, часами примерять будущее и прошлое, перемешивать одно с другим – все ради того, чтобы с полным правом заставить человека жить научной режиссурой. Они – наблюдатели рождения Личности, с возможностью вмешательства в мозг человека и репродукции, созданной в его голове реальности, в мир.
    Такое возможно пока на стадии эксперимента. Жизнь, как всегда, перенасыщена эмоциями, чувствами. Люди все еще готовы пройти через огонь, воду и медные трубы лишь бы сберечь свое «я», а вместе какие-то оттенки, ассоциации, стремления. Находят и теряют с упрямством и умирают в занудстве с намерением как быстрее исключить себя из реальной жизни за счет диких измышлений, фантазий, действий. Наука же не чуждается азарта экспериментов. Владимир, молодой ученый со своей теорией компоновки духовного и материального в жизни человека, хорошо понимает эту особенность науки. Выбранное им направление исследования – «медленная спешка» – позволяет риск. Так ему, во всяком случае, кажется самому.
    Учитель экспериментатора, Славомир Глебович, не встревает. Временами дает советы. Вот и сейчас сонным голосом он обращается к своему ученику с другого конца лаборатории:
    -Володя, отпусти свою пташку! Пускай летит искать себе небо…

    …Я иду берегом реки такой, как она мне казалась. Она нежится в солнечных лучах, спокойная даже в вирах. Удивительно! Коричневое дно, черно-зеленые водоросли – всё дышит спокойствием. По берегам бежит в небо цветущая черемуха. А я, бездумно напевая, иду купаться. Место выбираю затишное – такую беседку лозняка. Дно реки мутное. Я ребячусь, балуюсь, просто вбираю в себя утро. Делаю себе «сапожки»: вымазываю по голени ноги грязью. И, пока грязь высыхает, сижу на траве, еще росистой, любуюсь восходящим солнцем.
    От воды в реке лениво поднимается пар. Мне также лениво раздеваться. Где-то в подсознании храниться касание холода. Я не верю обманчивой теплоте воды. Был бы купальник, а так приходиться плавать голышом. Я плаваю. Выхожу на берег. И тут замечаю под кустами… купальник. Темно-синий, собранный в импозантные полоски-гофре, расцвеченный мелкими розами. На мгновение дух перехватывает от красоты чужой вещи, разложенной сушиться. Не соображая, ощупываю синтетическую ткань и вмиг прикладываю к своему телу. Висящий, мокрый купальник закрывает мне колени… и в душе сразу подавляется желание прихватить его с собой. Растет зло неизвестно на что, смешивается с обидой – нужно же, не подошел! Я бросаю купальник прямо в кусты, быстренько впрыгиваю в свое платье. Подумаешь, купание! Есть дела важней. Ровно через два часа я должна стоять на автобусной остановке. Иначе не попаду в Старый Лепель – деревню, где живет моя бабушка.
    Без настроения сунусь дорогой. И тут встречаю подружку Люську, высокую и худощавую, с вечно обветренным лицом, с длинными распущенными по плечам русыми волосами. Под глазами у Люськи синие круги. Она здоровается со мной и уже стремиться убежать. Но я вынуждена задать вопрос:
    -Люська, расскажи ты мне, что это вчера был у тебя за маскарад?
    -Какой маскарад? Что-то я не понимаю.
    -Вот и я не понимаю. Вчера вечером ты бежала по деревне в одежде белой как снег, в белом уборе. У тебя были распущенные белые волосы. Ты плакала громко. Я бросилась за тобой, не догнала, очень уж быстро ты бежала.
    -Это была не я!
    -Ты сказала еще: «Некому доверить тайны сердца моего».
    Люська засмеялась, сжала мои пальцы своими и вымолвила совсем серьезно:
    -Полный абсурд! Какие тайны, какой убор? Чем угодно клянусь! Мы с матерью два дня были в Борисове и только сегодня утром вернулись домой. Это правда.
    Я полностью верю Люське. Это не ее я видела вчера вечером.
    Автобус входит в деревню Старый Лепель. Я стою в проходе между сиденьями, сосредоточенная на своих мыслях. В самом деле, что жаждала мне сказать Дама в белом уборе, которую я перепутала с Люськой. Кто она? Привидение? Но я же могу доверять собственным глазам! Я бежала за ней и хорошо слышала слова…
    Пассажиры автобуса почему-то заволновались, загалдели, в воздухе повис непонятный страх.
    Я не прислушиваюсь к людским разговорам. Мне вдруг хочется нарисовать черемуху, бегущую в небо. Я представляю себе рисунок. И вместе с тем черемуховый запах, хотя я его не люблю. Он тревожит и ассоциируется у меня с запахом смерти…
    И тут, как сквозь сон, чей-то вскрик: «Пожар! В Старом Лепеле у кого-то дом горит». Я чувствую, как начинает неметь все внутри. А мне, зачем с воды да сразу в пламя. И как бы еще медные трубы обойти? Может, Белая Дама собиралась предупредить меня о будущих несчастьях и бедах?
    Старый Лепель предстает передо мной затянутый дымом. Схожу с автобуса и вижу сельчан, несущихся с ведрами в одном направлении. «Арчар горит! Арчар горит!» – передается из уст в уста. Бабушка также в этой толпе. Я с радостью стремлюсь навстречу аккуратной фигурке, любуясь, наблюдаю за ее сдержанностью, умением успокоить особенно возбужденных помощников, как она времени от времени запихивает под платок прядку непослушных каштановых волос и повторяет опять и опять:
    -Слышите сирены пожарных машин? Они вмиг домчат с Лепеля. Воды вокруг – тонны. Черпай – не исчерпаешь Лепельское озеро. Справимся!
    А на крыше Арчаровского дома начал выстреливать шифер. Люди льют воду на стены, на потрескавшиеся от жара стекла, прямо в раскрытую дверь, где гостем одним – огонь.
    Самого Арчара, пьяного, вытянула из огня его жена Элизабет. Опьянение как рукой сняло! Арчар сообразил, что происходит… Он, обливается водой с головы до ног и ныряет в раскрытую пасть дверей – спасти что-то из нажитого добра.
    Элизабет виснет у мужа на плече, цепляется за его руки и отчаянно кричит:
    -Не нужны вещи! – сбивается на всхлипывания, умоляет знакомых и незнакомых мужчин и женщин…
    -Люди добрые! Спасайте! Спасите его от смерти лютой!
    Арчар резко отбрасывает от себя жену и дико ревет:
    -Я хозяин! Я мозолями этот дом нажил! А жена… люди, пускай она вам признается во всех своих грехах!
    Элизабет возносит руки вверх и падает на колени. Она просит оправдания у Бога тому человеку, ради которого шла через огонь, набивала себе синяки, лила слезы. Спасти бы его! А он не понимает, что губит такую драгоценную свою жизнь? Ради добра, оставшегося в доме!
    Сельчане молчат, наблюдая за Арчаром. Нет смысла доказывать, что он уже не хозяин, а погорелец.
    Меня обдает ужасом, хотя я знаю, что Арчар не мог сам подпалить дом, потому, что пил немного. Но в этот страшный момент я не могу отвести взгляд от обгорелого хлама – какого-то горшка, разбитой в спешке, посуды…
    Бабушка замечает мою взволнованность. Вначале пробует меня успокоить, а потом тащит домой. Дорогой я интересуюсь:
    -Бабушка, а что, когда человеку дороже материальное, когда он забывает о духовности, ему Бог поможет познать небо?
    -Это зависит от человека, внученька. У каждого человека – свое небо.
    И я проваливаюсь в сон. Просыпаюсь от громких голосов. Между собой разговаривают дед Петр и дядя Егор. Я прикидываюсь спящей.
    -Когда посеешь – так нужно и жать, иначе людской смех и несчастье, – убеждает дядя.
    -Тише, Егор! Внучка спит. Устала за день. Особенно пожар пощекотал ей нервы.
    -Вечно эти подростки суются, куда им не нужно! Было бы чего нервничать, дом должен был сгореть. Заслужил Арчар.
    -Так и ты знаешь?
    -А кто не знает? Правда хоть как, но всплывет. Я слышал одно предание. Однажды черный петух снес яйцо, не больше голубиного. Ты помнишь, как у Арчара вдруг заболела левая рука? Месяц он руку подвязывал. А сам носил, наверное, то птичье яйцо под мышкой. Так вылупилась на свет божий маленькая ящерица. Арчар, может, таскал ее с собой, называл ласковыми именами и кормил с руки молоком. Видел?
    -Да, однажды видел петуха черного. Ящериц – много. Но, чтоб у Арчара дракончик с ящерицы вылупился?! Этому не поверю, – вымолвил тихо дед.
    -Так вот, за месяц у ящерицы вырастают кожистые крылья. Она превращается в летающего ящера. Жить с ним в дружбе, тогда разбогатеешь. А разозлишь ящера, то он сожжет тебе дом. И все твое добро сгинет, как у Арчара. Хотя бы он выбрался! Очень уж обгорел на пожаре.… Неужели человек в мир приходит жить ради глиняной крынки?
    В комнату входит бабушка.
    - Что, мужики, сказки баете? – спрашивает она. – Лучше бы на улице воздухом подышали. И ты, внученька, вставай. Не нужно спать, когда солнце заходит.
    Дедушка и дядя Егор хлопают дверью. Я быстренько вспрыгиваю с дивана, щелкаю кнопкой телевизора. Показывают очередной фильм ужасов. Какое-то время я не могу оторваться от экрана. Но вмешивается бабушка:
    -А ты знаешь, милая моя девочка, что мир на экране телевизора создан людьми. Это люди и в ужасах создали жизнь. Чтобы проходили раны незалеченные, не лился яд смертельный разных оговоров!
    -Правда, так, бабушка?
    -Воскрешают этих монстров ради того, чтобы, глубже познать мир новый и старый.
    -Я ничего не понимаю…
    -Хорошо, деточка, тебе еще не время понимать. Прогуляйся на озеро, отдохни от всего на природе.

    …Я послушно переставляю ноги по берегу озера. За мной на песке остается цепочка следов. Бесцельно гуляю по полю. Мое лицо обдувает ветерок, который все еще потыхает гарью. Сейчас я вспоминаю: старожилы рассказывали – в Лепельском озере когда-то умирал ящер. Сем дней дыбилось озеро, пенилось со злостью. Значит, монстры вымерли! Сказки – все мной услышанное о Арчаре. Разгулялось воображение, нервы разошлись.
    И вдруг снова…
    Вижу в темноте фигуру! Белая Дама движется по полю ко мне навстречу! За пару шагов от меня она устало присаживается на большой валун и молча, смотрит, как я приближаюсь.
    Я не слышу своего дыхания, иду.
    Теперь эта женщина одета во все черное, только на голове у нее, через лоб – белый обруч. Женщина кладет на колени свои руки, и теперь ее фигура будто сливается с землей – ночь любит такие шутки. Только мне не страшно.
    Я всматриваюсь в лицо незнакомки. На ее глазах так же, как и при нашей первой встрече, блестят слезы. Белая Дама молчит.
    -О чем вы плачете?- шепчу я, – Почему вы в черной одежде, если вас зовут Белая Дама?
    Ее губы сжаты. На лице – грусть. И не нужно никаких слов! Я соображаю: не сдержать слез при горе, при несправедливости. Так, иногда, горько сказать, обгоревший хлам может стать дороже жизни своей и близких людей, какая-то вещь, чужой ненужный купальник становится неожиданной радостью. Я ассоциирую свои недавние чувства с грустным выражением ее лица, понимая, что и у нее что-то случилось:
    -Скажи мне что-нибудь! – прошу я в отчаянном озарении своих мыслей и слышу, как у меня по щекам прорезают дороги слезы.
    -Промолчи мне хоть что-нибудь! – молю я душой глаза, полные страдания, невысказанных нареканий и боли.
    -В тридцать шесть, – молвит Белая Дама и начинает исчезать.
    -Что – в тридцать шесть?! – кричу я. – Что в тридцать шесть? Не хочу муки! Я…я…

    -Володя, прекрати эксперимент – требует Славомир Глебович. – Ты не видишь, ее душа разбивается! Разлетается холодными кристалликами!
    И пожилой ученый начинает сам быстро щелкать кнопками на центральном пульте управления лаборатории по внедрению нового существования людей через программирование на новую реальность.
    Володя в растерянности посматривает на преподавателя. Потом откладывает на край стола книги Борщевского, Короткевича, других авторов и начинает набирать какие-то цифры. Они высвечиваются на экране монитора всеми цветами радуги.
    -Володя, перестань! – в голосе преподавателя слышится неожиданная строгость.
    -Ну, Славомир Глебович, давайте дадим девушке хотя бы вернуться домой. Она запутается в событиях и не сможет жить среди монстров.
    -Ошибаешься, Володя! Девушка не сможет жить в призрачной реальности, созданной только на восприятиях, стремлениях, эмоциях. Она же не знает, что Белая Дама предсказала ей в тридцать шесть лет не горе и смерть, а перемены в жизни. Она же не знает Элизабет! Скажи мне, зачем тебе обрекать девчонку на страх? Конечно, мы ученые, как и режиссеры, имеем сегодня право на создание любой реальности в голове человека и трансформации ее в мир. Все же Белая Дама с Лепеля испортила нам эксперимент. Но и девушка твоя подопытная всеми силами стремилась сберечь свою индивидуальность.
    -Но мы к ним вернемся, Славомир Глебович?
    -Ошибки, Володя, нужно знать, как исправлять!
    -А душа?
    -Душа, Володя, дело десятое.

    Рисунок жизни мгновенно исчезает на громадном мониторе. Двое ученых некоторое время сидят молча. Хочется полной сосредоточенности на собственных мыслях. За стенами лаборатории хороводит холодная, как все слова на свете, зима.
    Володя в растерянности. Отводя глаза в сторону, чтобы не встретиться взглядом с преподавателем, он поднимает голову и тихо соглашается:
    -Да, эксперимент не удался! В этом варианте он больше не имеет продолжения.

    July 15, 2014 at 8:43 am | Reply
  3. Сташка Гринич

    Ваш город:
    Беларусь – так написано на Рамблер и мною скопировано сегодня – это автономный интернет,иначе не сказать, ли в России – это же российский портал – тоже город кажды, причем, Беларусь? Может быть и так.А мне что делать? Что делать, если на Твиттер сегодня выйти не смогла, только так. При выходе на Твиттер загрузка шла медленно очень – и оказалось по тесту – пропуски не которых твитов. Хотела ретвинуть Евромайдан – перескочило на твит о Медведеве и его политике. Я – писатель, вхожу в гражанскую организацию Союз белорусских писателе, как писатель и гражданка республики Беларусь не могу оставаться равнодушной к происходящему. К прослушке, которая у меня – инвалида, к сильному психологическому давлению, к прослушиванию телефона. Как только покурю – курю очень мало, очень слабые сигареты: так сразу идти по-маленькому и плевать без конца, так получается со словами: паскуда-Америка, мы выводим тебе из организма никотин, ты встретила диктатора. В магазине в Лепеле продается сдоба "Берлинский пирожок – я это видела вчера собственными глазами. Чтоя прочувствовала телом! Меня зовут "ведьма" – вот теперь объясняют: это издание вышло несколько лет назад, твой коммент никто не прочитает и мы все будем, потому что иначе быть не может! Но, если бы я не читала ту Дианетику, а то читала...и не вырвало. Даже было интересно , хотя ни во что не поверила. Подумала: может, в этом есть что-то от науки, но канонизировать науку в религию... Извините, если я не права. Но я знаю одно: любая религия не станет изощряться в издевательствах над инвалидом. Тем более, у меня – эпилепсия. Я знаю, что пишу и о чем. Меня давили еще тем, что не нужно пить таблетки, а то ...умрешь. Но я их пила, была при этом нормальной, даже при них можно рожать и вскармливать детей. Хотя я своих рожала и вскармливала без таблеток. У меня пропали ключи от квартиры. Пропадали из дома фотографии, вещи, документы – домовая книга. Потом она нашлась: в нее была вложена открытка со словами на ней написанными кем-то и основное там было, что я – бич, значит, интеллектуальная бездомная или как это, но мне об этом рассказали те, кто видел эту книгу и держал ее в руках – это была моя дочь, об этом говорилось и по прослушке – причем, словами, что мне были сказаны дома. Это еще раз доказывает видеонаблюдение. И все это – "подарки" за одно в книге Разноцветный город. Тогда я училась в Литакадемии на Рамблер. Мне приходилось при регистрации писать разное, но это – компьютер – известно этого быть не могло, если б не видеонаблюдение. Теперь идет серьезная ломка : для одного – повторить судьбу Сергея Бебенко, или девчоки Лены, которая повесилась в 16 лет из-за депресии, или судьбу любого самоубийцы. Рассказывается, как правильно резать вены – не поперек. А я-то никогда и не знала об этих"физиологических подробностях", кстати, в одной из рецензий на мою книгу просил добавить кто-то в сюжет "физиологических подробностей:. Они добавляются каждый день. Никогда не приходилось пить много таблеток, но бывший муж как-то сказал мне в сердцах : у тебя- климактерический психоз. Никто бы этого не знал, если б не видеонаблюдение! Даже, как я когда-то спала с ним в Молдавии в кодрах, когда мы ездили туда отдыхать, какая вода в городе Владимире – как же так! Это было еще в молодости! Какое мое стихотворение стало" камнем преткновения"?, чтобы так происходило? И вообще, я уже меняла слово аналайзер – чип у робота Макса на другое, но все остается по- прежнему с 2007 года. И все происходит в Беларуси. Я проклинала себя не раз за придуманные имена, такие, как Аристисар, и это слово... Зубы у меня свои, несколько коронок, прикус правильный, но выделяется слюна. До 2007 года ее вообще не было. Я немного пополнела. Это объясняется – я больна так, как больны лежачие эпилептики, они полные – вот какое страшное психологическое давление, связанное с одним словом... Предлагают ...дописать мои книги, рассказывая мне о Порше, ноя этой машины не видела в глаза, я не видела Мясниковича. И уже то, что моим профессором оказался Денис Чеканов, когда я узнала, что такая фамилия есть, ведь каждый раз при получении газеты "Советская Беларусь" повторялось мне: ты получила письмо – хорошие письма я получала... Поэтому и пишу

    July 17, 2014 at 7:01 am | Reply
  4. Сташка Гринич

    Моим профессором на факультете фантастики на Рамблер – я училась там два года – до 2007 – был Денис Чекалов. Он работает в жанре фэнтэзи, написал более ста книг. Возможно, его читали в США, но врядли кто ел лепельскуб сдобу, названную "Берлинский пирожок" – продается в коробке по три пирожка

    July 17, 2014 at 8:10 am | Reply
  5. Сташка Гринич

    Ошибки в тестах делают по всему США? Или такое явление только на территории Рамблер: твой город -Беларусь? Это каждый горд на карте земного шара теперь называется Беларусь? Ведь на главной странице новости со всего мира: даже о санкциях США пишут, да и о военных действиях и обо всем

    July 17, 2014 at 8:15 am | Reply
  6. Сташка Гринич

    Горд – переводится, как слово город. Добавим Беларусь, очень гордый всегда был диктатор у нас и не диктатор, как змей на сковородке крутился, чтобы оправдаться и уверен, что оправдается... Я вчера смотрела Космополитен – журнал для женщин и нашла ответ на вопрос Кто держит мир? Такой однажды я прочитала на Твиттер. Оказалось , так и есть: это вопрос и реклама хорошей водки. Название ее меня не интересовало. Я не пью. Но чистая фантастика: многих людей интересовало, кто это такой, а оказалось не кто, а что...

    July 17, 2014 at 8:21 am | Reply
  7. Сташка Гринич

    "Информационная война" – она существует на самом деле. В белорусских газетах замалчивается некоторая информация о Соединеных Штатах Америки, некоторая – искажается. Это давно известно. У меня на Рамблер не занесся в почте в адресную книгу электронный адрес Дмитрия Кашина, поднявшего в письме эту тему – похожий адрес уже был, адрес американского друга я не увидела в адресной книге,а компьютер ответил: такой адрес существует. Как существует и тайна переписки – в почту не должны заходить иные люди – незнакомые мне. Незнакомой на постсоветском пространстве до этого времени остается и сама страна – Соединенные Штаты Америки, как и информация – правильная ! – о деятелях политики, культуры. искусства, исторических деятелях и самом Бараке Обаме,о котором шли разные обращения в материалах белорусских газет. Как это так возможно? Журналисты писали Арак или Орак... Но за границей ни разу не писали в газетах Олександар Лукашенко или Илександр – вставив в это имя любую букву. Не получить ничего более достоверного, чем информация, существующая в интернете. Естественно, я – простой маленький человек, не могла остаться равнодушной к этому факту, но и другие -люди, читающие газеты – они не знали, что у Барака Обамы мать умерла от рака... Это огромное горе – потерять близкого человека! Люди в Беларуси читали газеты и воспринимали информацию по- другому... Свобода интернетного пространства, а это Всемирная паутина, дает возможность общения, что особенно важно. Вот маленькая новость. И об этом нельзя молчать.

    July 20, 2014 at 5:28 am | Reply
  8. Сташка Гринич

    Ошибочные упаковки окскарбамазепина... Наркотики... Я принимаю карбамазепин и очень давно, с 2007 года по прослушкам – да, я стояла на учете в КГБ, на меня там заведено толстое дело – его показывали моему бывшему мужу – я слышу одно: наркотики, Шелковый путь, только звучит постоянно и беспрестанно имя Оксана. У меян дочь Оксана Бородейко в Минске. Всамом начале "по черному списку" шло только одно: Оксана – Украина, Янки – дома нет. Яна Хоменок – она замужем, у нее дочь Александра. но чтобы...утверждалось , что оксана и янки... Хотелось бы узнать насколько карбамзепин интересен наркоманам, ведь было такое у...меня украли две ампулы реланиума – это был наркоман, которого впоследствии посадили. Это – лекарство я принмала раньше один раз в день. Теперь принимаю два-три раза по мере необходимости – прослушивание, слюнные железы и глазные работают – чего у эпилептиков быть не может ни в каком возрасте. Почему я так считаю? Я ходила к стоматологу: прикус правильный. У моего доктора дочь в эмиграции в США, я знаю ее голос – прослушивать пациента с эпилепсией, думаю, запрещено Законом. Они двали клятву. Каждый доктор. К тому же к трем таблеткам карбамазепина , по рекомендации врача мне приписали фуроданин – принимать три дня по три таблетки в день. Цистита у меня нет. Объяснялось это так: каждому больному эпилепсией необходимо чистить организм фуроданином. Понимаю, не очень интересно выслушивать жалобы больного человека, но считаю необходимым рассказать, что продажа наркотиков таких , как экстази, ЛСД, анаша велись в нашем районе. Даже безработные наркоманы – один из них показывал спичечную коробку с анашей – имели возможность приобретения наркотиков. Не могло ли быть взаимосвязано все, ведь у нас небольшой районный город в Белоруссии, небольшой Лепельский район в Витебской области. Никогда не спрашивал меня никто о том, могу ли я быть писателем при эпилепсии? Теперь спрашивают. Психлогическое давление строится по всякой книге, по всем стихам – с детского возраста – ведь первое стихотворение я написала во втором классе и послала его в газету "Зорька", где оно было напечатано. Объясняется: Блок, другие писатели – они все были... Я знаю, они – изветные писатели-классики, но когда ведется распостранение наркотиков и еще ведется со мной информационная война – в прямом смысле слова – с 2007 года из-за робота Макса в книге "Разноцветный город. Планета Альфа-Зэт" и его программирования, которое впоследствие было изменено. Даже при СССР было разрешено писать и печаться фантастам братьям Стругацким. Прошу еще рассказать: окскарбамазепин экспортируется в другие страны? Ведь , например, топомакс можно было купить под другим названием максотопир. Это был финский противоэпилептический препарат. Благодарю Вас за то, что Вы пишите мне. С уважением, бывший журналист-газетчик, тележурналист, член Союза белорусских писателей и Белорусского общества инвалидов Сташка Гринич.Председатель защиты прав инвалидов "Весна" А. Беляцкий(если я не ошибаюсь) до сих пор находится в заключении. Я же имею из-за робота Макса, что смешно, потому что из-за героя книги фантастики – войну информационную, так и статью 27 по Первому Разделу Конституции Республики Беларусь. Отсюда еще раз о прослушивании – прослушках, настроенных на биоритмы мозга – при ЭПИЛЕПСИИ! – также контроле интернета, прослушивании телефонов, еще "карательную медицину", психологическое давление, связанное со словом наркотики. Как таблетки от приступов при эпилепсии, 20 июня – как раз в США был день защиты и поддержки инвалидов, детей у мнеян был клонический приступ эпилепсии – мне недали таким образом поехать на выступление -встречу начинающих поэтов "Мая краина -Беларусь". Если бы о таком не было известно! НО известно! Жду ответа. С уважением(я работаю под литературным псевдонимом)

    Людмила Бородейко.stashka.grinich@rambler.ru

    July 22, 2014 at 10:08 am | Reply
  9. Сташка Гринич

    Опять продолжение. Что сказать, уж и не знаю:курю , не курю – все ровно. "Плюрализм" такой у нас в Белоруссии. Главный лидер знал, что основатель саентолгичекой церкви писал фантастику – а тут вдруг у меня слово из Дианетики -аналайзер, я-то ее не знаю, в Терминаторе тоже разные слова. И он кому-то нужен, потому что он – по Конституции защищен, а я полностью беззащитна. Вот как в Белоруссии у нас. Что я ему такая, что ли, что б так быть, а если не быть, то и не жить... Так получается.

    July 22, 2014 at 1:50 pm | Reply

Post a comment


 

CNN welcomes a lively and courteous discussion as long as you follow the Rules of Conduct set forth in our Terms of Service. Comments are not pre-screened before they post. You agree that anything you post may be used, along with your name and profile picture, in accordance with our Privacy Policy and the license you have granted pursuant to our Terms of Service.